Консультации
врачей онлайн
Задать вопрос врачу

Учите азбуку Сафара

К сожалению, никто из нас не застрахован от внезапной потери сознания, остановки дыхания или сердечной деятельности (три раза сплюнул и постучал по деревянной поверхности). Еще хуже то, что невольные свидетели таких происшествий подчас оказываются не в силах помочь несчастному - хотя и искренне рады были бы сделать это. Элементарное незнание основ первой медицинской помощи, растерянность окружающих и, мягко говоря, не совсем своевременное прибытие на место происшествия специализированных врачебных бригад запросто способны подвести черту под человеческой жизнью - жизнью, которую еще вполне можно было бы спасти.


Так уж распорядилась природа: на все про все отважному смельчаку, осуществляющему сердечно-легочную реанимацию, отводится всего лишь несколько минут. Думается, большинству читателей известно, что этот промежуток называется периодом клинической смерти. По прошествии данного периода у пострадавшего начинают развиваться стойкие изменения в головном мозге и других тканях - то есть наступает практически необратимая биологическая смерть.


Можно сказать, что задачей заметки является ознакомление читателя с простейшими правилами сердечно-легочной реанимации: даже поверхностное знание основ этих мероприятий может позволить вам спасти чью-то жизнь. Однако, прежде чем перейти к перечислению того, что и как следует делать в такой крайне жизнеопасной (для другого человека, разумеется) ситуации, имеет смысл в очередной раз обратиться к истории вопроса. Хотя бы для того, чтобы вдумчивый читатель получил представление о том, как выкристализовывалось искусство блиц-войны со смертью и сколькими утраченными жизнями заплатила медицина за ошибочный опыт.


Увековеченные в сказочном творчестве "реанимационные" мероприятия, подразумевающие использование "живой" воды, поцелуев, "горючих" слез и прочих молодильных яблок, разумеется, не в счет,- хотя они как нельзя лучше отражают свойственное тем временам отношение к проблеме рукотворного воскрешения. Заведовали тогда этим индивидуумы, не чуждые мистической практике, - колдуны, маги и ведьмы. Впрочем, почему - тогда? Никто не исключает, что и сейчас прекрасно сохранилась практика "вуду", завезенная на Гаити несколько столетий тому назад чернокожими жрецами из Бенина. Впрочем, в связи с нынешней механизацией сельскохозяйственного труда зомбирующие манипуляции с применением вытяжки из ядовитой рыбы диодон гистрикс и зловещих ритуалов несколько поутратили свою актуальность - тростниковые плантации Гаити более не нуждаются в услугах трудолюбивых зомби.


Реанимация зомби перекликается с магической практикой аборигенов Австралии. На родине дикой собаки Динго похищенную жертву повергали в клиническую смерть, прокалывая сердце острой костяной палочкой. После этого несчастного (или несчастную) реанимировали на трехдневный период. А в тибетских монастырях и поныне существует обряд, именуемый "рланга", цель которого - помочь человеку в посмертном состоянии. Усопшего якобы оживляют на короткий срок, во время которого происходит окончательная подготовка души к погребению.


Все непонятное и загадочное чрезвычайно увлекательно, но позвольте обратиться лицом к рациональному Западу. Как смотрел на проблему реанимации цивилизованный ученый мир? Звучит несколько кощунственно, но по сути дела - почти так же. "Оживить" человека после пары минут клинической смерти уже в пору ранней постинквизиторской оттепели представлялось лекарям задачей вполне посильной и не особо греховной. Однако то, как поступали тогдашние пионеры реаниматологии с внезапно утратившими жизненные функции соплеменниками, выглядит даже проще, чем заклинания вуду. Тогдашние европейские эскулапы все больше тяготели к чисто "рефлекторным" реанимационным мероприятиям - вроде некрасовского "спущали родимого в пролубь", традиционного битья по щекам и орошения лица пострадавшего водяными брызгами, извергаемыми изо рта реанимирующего.


Бурное развитие такой медицинской области как анестезиология (учение об обезболивании) волей-неволей подвигло врачей на поиски более эффективных мероприятий по поддержанию жизни. И наконец-то появились первые более или менее эффективные приемы искусственной вентиляции легких.


Не сомневаюсь - каждому довелось наблюдать сцены из фильмов, в которых утопленника приводили в чувство путем широкого разведения и приведения рук с нажатием на грудную клетку. Такое вот своеобразное "прокачивание" (в это время, к восторгу зрителей, из заляпанного илом и придонными водорослями рта утопающего ритмично, в такт движений реанимирующих спасателей, бил вселяющий надежду слабый водяной фонтанчик) есть не что иное, как способ искусcтвенного дыхания, предложенный Сильвестром (не Сталлоне, конечно). Замечу, что сейчас так уже никто не делает.


Еще более экзотическим может показаться популярный в относительно недавнем прошлом способ Лаборда - стимуляция дыхательного центра пострадавшего... регулярными (12-16 в минуту) потягиваниями за язык. Однако появлялись и более похожие на сегодняшнюю легочно-сердечную реанимацию приемы - метод Шюллера, например. При его выполнении реаниматор должен был энергично сдавливать нижнюю часть грудной клетки несчастного (выдох), а затем растягивать его реберные дуги руками (вдох). Впрочем, сегодня так спасать пострадавшего тоже не рекомендуется.


И наконец, в конце 50-х годов нашего столетия появилась практикуемая и поныне сердечно-легочная реанимация, именуемая "азбукой Сафара". Авторами ее стали врачи Джеймс Элам и Петер Сафар, предложившие широкое использование метода искусственной вентиляции легких по типу "рот-в-рот". И хотя об этом реанимационном приеме говорилось еще в Библии, "переоткрытие" столь эффективного варианта искусственного дыхания спустя столетия оценивается медициной очень высоко.


А еще через десять лет Коуэнховен с соавторами разработали непрямой массаж сердца с целью заместительного, искусственного кровообращения (ну, знаете - такие энергичные надавливания на грудину пациента, что в фильмах обычно сопровождаются тревожными репликами типа "Мы его теряем!"). Вполне закономерно, что две самостоятельные методики были просто обречены найти друг друга и слиться воедино некоторое время спустя.


Так, собственно, и родилась современная сердечно-легочная реанимация, дошедшая до рубежа веков практически без изменений. Названия 3 основных блоков этой нехитрой и доступной каждому процедуры, действительно составляют своеобразный алфавит: АВС.


Первая ступень - обеспечение проходимости дыхательных путей (А - airways) - достаточное запрокидывание головы (так называемая "поза для чихания"), приоткрывание рта и выдвижение вперед нижней челюсти пострадавшего, освобождение ротовой полости (если это необходимо) от слизи, инородных тел.


Вторая ступень - вентиляция легких (B - breath) методом "рот-в-рот" (у маленьких детей оказываются задействованными и рот, и нос одновременно - ввиду малых размеров лица). Ноздри потерпевшего при этом нужно непременно зажать пальцами свободной руки и сделать два выдоха прямо в его ротовую полость, "боковым" зрением отслеживая экскурсии (движения) его грудной клетки.


Третья ступень - непрямой массаж сердца (С - cardiac) - ритмичные сжатия нижней трети грудной клетки. 15 таких сжатий чередуются с 2 выдохами (у маленьких детей 1 выдох должен сопровождаться 5 сжатиями груди, выполняемыми с частотой 100 в минуту). Конец грудины должен приближаться к позвоночнику на расстояние 2,5-5 см (у маленьких детей - не более 2,5 см, нажатие на грудину производят двумя пальцами). Ладони должны находиться одна на другой, руки оставаться выпрямленными в локтевых суставах, нагрузка на грудину пациента осуществляется весом реанимирующего, а не силой мышц его плечевого пояса. Это позволяет выполнять реанимационные мероприятия максимально долго - до прибытия бригады скорой медицинской помощи, вызвать которую следует еще до начала всех шагов АВС (у маленьких детей "скорую" вызывают после первой минуты сердечно-легочной реанимации).


К сожалению, в мире мало что может претендовать на статус идеального - и вполне эффективная для оживления многих пациентов "азбука Сафара", к сожалению, нередко пасует перед так называемой фибрилляцией желудочков. Между тем именно это патологическое состояние является наиболее частой причиной "остановки" сердца у взрослых людей. Почетный титул "золотого стандарта" в борьбе с беспорядочным неэффективным сокращением желудочков сердца сегодня носит процедура аппаратной дефибрилляции. Американская медицинская общественность ныне проводит массированную кампанию по улучшению доступности этой процедуры - и совсем скоро сердце нуждающегося в дефибрилляции гражданина Самой Свободной Страны сможет получить спасительный электрический разряд даже в салоне обычного маршрутного автобуса.


Что же касается дыхания "рот-в-рот", то сегодня некоторые исследователи не без оснований считают, что при фибрилляции желудочков этот прием можно и проигнорировать. Однако в российских условиях этот совет вряд ли стоит считать приемлемым: дефибрилляторами наш общественный транспорт пока не оснащается, прибытие "неотложки" далеко не всегда бывает достаточно быстрым, да и определить "на глаз", имеется ли у потерявшего сознание человека фибрилляция желудочков, не имеючи медицинского образования, сложно. И поэтому вышеупомянутая "азбука Сафара" сохраняет свою актуальность для тех сограждан, что не намерены бестолково паниковать в экстремальных ситуациях, случившихся с родными, близкими и просто окружающими людьми.


Трудно сказать, как может измениться искусство реанимации в будущем - может статься, что уже через сотню-другую лет не только первичные реанимационные мероприятия, но и любые другие лечебные процедуры будут основываться на каком-нибудь феномене "Мирового Лептонного Газа". Вполне возможно, что обычные для сегодняшних историй болезни фразы: "Состояние удовлетворительное, самочувствие не страдает, кожные покровы теплые, розовые..." в радужном Миллениуме сменят другие, типа: "Низкоэнергетический холодный бета-распад Ферми в М-балансе = 7 баллов V-гармонии"... Но это, может быть, случится, а может, и нет. Пока же реальность такова: не знающий азбуки Сафара не может считать себя полностью "грамотным", сколько бы вузовских дипломов ни имелось на его счету.


Дмитрий Дрозд