Консультации
врачей онлайн
Задать вопрос врачу

О плоти, что вечно крайняя

...Ибн-Соломон несколько раз провел лезвием ножа через пламя зеленой свечи... Затем окунул нож в золу от ладана. И грубо пошутил: - Не бойся, парень. Я набил себе руку, холостя баранов в Ливане... И неожиданно быстро, пока Христофор еще гадал, будет ли больно, отхватил кусок кожицы. - Да, мы единственный народ, законченный вручную! - сказал старик.- Промывай рану дважды в день борной кислотой, и скоро у тебя все потечет, как надо. Будет жечь - смажь свиным салом. Будет кровоточить - приложи паутину. Да не забывай, селезня за хвостик ловят...

Абель Поссе, "Райские псы"

За многие века своего существования научная анатомия обогатила лексикон человечества огромным количеством специфических терминов. Некоторые из них звучат аристократически гордо - как Виллизиев круг кровообращения, например. Другие очаровывают своей "космической" непонятностью - как красная пульпа селезенки, скажем. Третьи - такие, как мочевой пузырь или прямая кишка - звучат очень просто и величественно-романтических ассоциаций не рождают. Но ни от одного из тысяч анатомических терминов не веет такой однозначной болезненной обреченностью, что заложена в латинском словечке "препуциум". Крайней плоти, если говорить по-русски. И причиной тому уже не история анатомии, а история человечества.

Не одну, не две и даже не три тысячи лет этот небольшой участок кожного покрова, по замыслу природы призванный "венчать мужское достоинство", является объектом пристального и весьма активного внимания со стороны различных религиозно-мистических культов. С незапамятных времен во многих этносах несчастную крайнюю плоть непременно старались отделить от тела тем или иным способом - резали отточенными когтями зверей и обсидиановами ножами, удаляли при помощи специально сконструированных приспособлений. Отделенный от тела препуций подвергался дальнейшим морально-этическим "истязаниям": в лучшем случае его просто "вялили" и пожизненно хранили (или, как было принято у некоторых африканских племен, носили на пальце наподобие перстня). В худшем - сжигали или заставляли самого обрезанного... съедать то, что некогда было его плотью.

По-видимому, высокая актуальность жертвенной миссии и глубина смысла этого древнейшего ритуала для многих людей аксиоматичны и сегодня - иначе как объяснить парадоксальную живучесть "идейного" обрезания на пороге третьего тысячелетия? Два важнейших религиозных института современности - ислам и иудаизм - попросту не мыслят себя без обряда обрезания. "Необрезанный подобен сосуду с дыркой. Сколько в него ни наливай, все равно останется пустым"... "Необрезанный, что с него взять - у него даже имени нет"... "Необрезанный - да истребится та душа из народа своего" - так категорично высказывается ортодоксальный иудейский завет Брит мила. Не менее суров к необрезанным и Коран... Вряд ли имеет смысл в рамках медицинской заметки углубляться в теологические мотивы обрезания - хочется лишь заметить, что глубокие религиозные убеждения (при отсутствии их явной агрессивности, конечно) вполне достойны уважения атеистов и рационалистов. И потому не имеет смысла судить религиозное обрезание - не нравится, как говорится, не режь.

А вот детально "пройтись" по так называемому "обрезанию профилактическому", пожалуй, стоит. Еще раз оговорюсь: ниже речь пойдет не об обрезании ритуальном, социальная суть которого - своего рода "внешнее оформление" главной жизненной идеологии человека, чье бытие с первого до последнего дня должно пройти в консервативной религиозной среде. Речь пойдет об обрезании крайней плоти у младенцев, проводимом по желанию не особенно религиозных родителей - из соображений медико-биологических и... эстетических. К слову, именно эта разновидность обрезания (по-медицински - циркумцизии), пожалуй, и превалирует сегодня в развитых странах - в США, например.

Многие родители нынче находятся в довольно затруднительном положении - и их вполне можно понять. С одной стороны, "чисто научная" профилактическая циркумцизия опирается на веско звучащие аргументы и практикуется уже не одно десятилетие. В некоторых странах уже выросло целое поколение "обрезанных во имя здоровья" - поколение, в сознании которого медицинское обрезание новорожденных мальчиков имеет статус обычной, "правильной" процедуры (вроде вакцинации). Таких родителей активно поддерживает определенная часть медицинской общественности.

С другой стороны, активная пропагандистская кампания, уже не один год проводимая противниками превентивного обрезания, также дает о себе знать: "прозревшие" обрезанные мужчины активно выражают недовольство давнишним решением своих родителей. Cамые предприимчивые из таких, отнюдь не малочисленных, индивидуумов вовсю создают крупные общественные организации, направленные на борьбу с циркумцизией, и пишут книги с гневными названиями типа "Where is my foreskin?". Или, на худой конец, молча производят реконструктивные косметические операции на своей некогда иссеченной крайней плоти. "На худой конец" - в данном случае просто расхожее выражение. Противников обрезания также поддерживает официальная медицина.

Стоит ли удивляться, что при таком непримиримом противостоянии время от времени то одна, то другая сторона с победным кличем преподносит обществу очередное доказательство своей правоты и неправоты оппонентов? Естественно, сдаваться без боя никто не намерен. В прошлогодней статье я приводил аргументы, наголову разбивающие все плюсы профилактического обрезания - в том числе противоинфекционные и противораковые. В этом году адепты борьбы с крайней плотью вновь заявили о том, что некоторые позитивные моменты у циркумцизии все же имеются - например, снижение риска заразиться ВИЧ-инфекцией и меньшая вероятность обзавестись раком полового члена. И опять подверглись резкой (и довольно конструктивной) критике со стороны адептов борьбы с обрезанием. Поскольку общественное мнение, как обычно, тут же "завибрировало", думается, имеет смысл хотя бы поверхностно прокомментировать очередную, как говаривали в застойные годы, "эскалацию напряженности".

Итак, снова получены доказательства того, что отсутствие крайней плоти уменьшает у мужчины вероятность развития генитального рака. Однако для того чтобы реально повлиять на эпидемилогическую статистику этой болезни (частоту встречаемости в популяции), следует подвергнуть операции огромное количество младенцев, кои и при сохранной крайней плоти никогда бы этой формой рака не заболели. А если не проводить обрезание вообще, говорят сторонники циркумцизии, - то частота рака вырастет. Так как же быть в таком случае? Ничья, скажете? Ничего подобного - у противников обрезания имеется контраргумент: нужно проводить более детальное изучение других факторов, способствующих возникновению рака полового члена (болезни, кстати, довольно редкой). "Налечь" для начала на молекулярную генетику этой разновидности рака, научиться еще в детском возрасте выявлять людей, склонных к его развитию, и заниматься профилактикой индивидуальной и обоснованной, а не удалять крайнюю плоть всем подряд. Ответ, нужно заметить, довольно резонный - так что "ничьей" тут даже и не пахнет.

Еще один момент: мужчины, подвергшиеся обрезанию, как опять же выяснилось, имеют меньшую вероятность заразиться болезнями, передаваемыми половым путем, вообще и ВИЧ-инфекцией в частности - при незащищенном половом контакте, разумеется. В общем-то все логично: более "грубые" и плотные, чем у необрезанных мужчин, покровные ткани головки полового члена и области венечной борозды мужчин обрезанных меньше травмируются во время коитуса и, соответственно, менее доступны для микробов. Плюс к тому сохранная крайняя плоть богата клетками, имеющими белковые рецепторы - своеобразные "ворота", которыми любит пользоваться вирус СПИДа 1-го типа. Соответственно, отсутствие крайней плоти действительно несколько затрудняет проникновение этой разновидности ВИЧ в организм мужчины. Но - не гарантирует полной защиты от опаснейшего микроба. И этим, по сути дела, все сказано: мужчинам, склонным к промискуитету, в любом случае следует пользоваться презервативом - вне зависимости от того, имеется у них крайняя плоть или ее удалили во младенчестве. Такие дела. Зачем же тогда обрезать?

Вряд ли сейчас стоит снова возвращаться к обсуждению других медицинских аргументов в пользу превентивного обрезания - предполагаемой канцерогенности смегмы для женщин, риска развития мочеполовых инфекционных заболеваний, профилактики преждевременной эякуляции, баланопоститов, парафимозов и т.д. О них уже писали, и не раз. Ситуация там выглядит примерно так же: то есть в итоге закономерно возникает вопрос "а стоит ли делать обрезание?" И этот вопрос начинает звучать еще актуальнее, когда в ход идут результаты исследований о ноцицепторном импринтинге у обрезанных без анестезии младенцев, о частоте тех же самых урогенитальных инфекций в раннем детстве... Лучше бегло обсудим два маленьких и не совсем медицинских соображения, по которым родители решаются на циркумцизию своих новорожденных сыновей.

Первым из них является мотив психологической незащищенности ребенка, растущего в среде, где подавляющее большинство сверстников обрезаны. Открытие, что он является "не таким, как все", действительно может оказаться довольно болезненным - но это, во-первых, бывает не так часто, а во-вторых, зависит от особенностей психики ребенка. При повышенной ранимости и мнительности аналогичный комплекс может возникнуть и у обрезанного мальчика - по поводу "не такой" формы носа или "не того" размера ушей. Такой ребенок априорно имеет более высокую вероятность стать пациентом психотерапевта - и индукция адекватного отношения к естественному строению гениталий ничуть не сложнее работы по формированию разумного отношения к тем же "оттопыренным" ушам. Так что и этот довод в пользу профилактического обрезания сомнителен.

Вышеуказанное соображение тесно соседствует с мотивом последним - эстетическим. Дело в том, что многие представительницы прекрасного пола, так сказать, испытывают определенные симпатии лишь к мужским гениталиям, лишенным крайней плоти. Что ж, на вкус и цвет, как говорится... Вообще-то решать, как далеко заходить в реализации сексуального альтруизма, - личное дело каждого половозрелого и обладающего сознанием индивида (вне зависимости от пола). Кто-то имплантирует силиконовую грудь и делает пластику влагалища, кто-то старательно "оснащает" свое мужское достоинство инородными телами - почему бы и не сделать обрезание, коль того требует горячо любимый партнер. Только вот решение это должно быть осознанным и добровольным - чего никак не скажешь о младенцах первой недели жизни, лишающихся крайней плоти по причине эстетических воззрений матери на внешний вид мужского естества. И это вряд ли можно признать этичным по отношению к ребенку.

Пора заканчивать эту длинную заметку - хочется думать, что она поможет кому-либо из настоящих или будущих родителей сделать правильный выбор. Выбор не в пользу крайней плоти - в конце концов, таковой, похоже, "на роду написано" вечно быть крайней в главных и второстепенных грехах человечества. Выбор в пользу ребенка - взвешенный и действительно рациональный, каким и должен быть выбор любящих родителей.

Сергей Гончар