Консультации
врачей онлайн
Задать вопрос врачу

Врач в поварском колпаке

Знакомству с корицей, перцем, шафраном, имбирем и прочими, некогда исключительно "восточными" специями все мы обязаны бесстрашным европейским авантюристам, коим посчастливилось не только добраться до таинственных восточных земель, но и вернуться оттуда живыми. Сегодня трудно поверить, что еще несколько столетий назад эти разноцветные порошковидные субстанции с неподражаемым ароматом ценились в Европе дороже золота и драгоценных камней. Хотя удивляться, в общем-то, нечему - достаточно просто взглянуть на "молодого ягненка, запеченного в черносливе с шафраном и имбирем", коим издревле "ублажали" свои гастрономические запросы гурманы Востока. А потом сравнить этот символ чревоугодия, возведенного в культ, с┘ куском полупрожаренной несоленой оленины, которая частенько составляла незамысловатую трапезу средневекового сакса.


Конечно, корица (часто именуемая циннамоном) не сумела в странах Запада стать такой же популярной, как перец: ее аромат и вкус слишком специфичны. В отличие от жгучего капсаицина, которым богаты стручки красного перца, или пиперина, содержащегося в ягодах перца черного, ингридиенты циннамона не вызывают стимуляции "медленных" болевых рецепторов, а значит - не пользуются живым спросом среди миллионов "пищевых мазохистов". К тому же, за любовь к неповторимому аромату коричного альдегида частенько приходилось "платить": циннамон является мощным карминативом. Сродство этого слова со словом "карма" чисто внешнее, на самом деле русский аналог "карминативного" - "ветрогонный". Через некоторое время после употребления в пищу еды, щедро сдобренной корицей, резко усиливается отхождение газов из пищеварительного тракта человека - причем через оба "конца тоннеля". В силу чего несколько снижается коммуникативный потенциал гурмана. Именно поэтому циннамон в больших количествах пригоден для украшения пищи "несиюминутной", можно даже сказать - интимной. В скромных же количествах корица в этом плане безвредна и потому любима многими землянами: ею "приправляют" конфеты и жевательную резинку, посыпают пончики, добавляют в прохладительные напитки - в общем, находят массу достойных применений.


Однако, циннамону не суждено было остаться только в роли "вкусового декора": у этой замечательной специи обнаружился весьма ценный практический эффект. Группа исследователей из Канзасского университета обнаружила, что корица губительно действует на бактерий, содержащихся в пищевых продуктах.


Например, чайная ложка циннамона, добавленная к непастеризованному яблочному соку, инфицированному эшерихией коли (микробом, вызывающим подчас смертельно опасные состояния), в течение короткого времени расправлялась со злокозненными бактериями "подчистую". Незадолго до этого ученые серией экспериментов убедительно продемонстрировали, что корица прекрасно справляется с противомикробной ролью и в составе мясных продуктов - фаршей и колбас.


Возможно, вам доводилось слышать или читать о том, что эшерихия коли (кишечная палочка) относится к группе "условно-патогенных" микроорганизмов, т.е. вполне пригодных для симбиоза с человеком. Так-то оно так - но вся история человеческой цивилизации показывает, что наибольшую опасность таят в себе как раз те, кого считают "условно-патогенными" - вспомнить хотя бы звериный оскал люмпена, оседлавшего в начале века бедную Расею-матушку. А ведь не слишком походили вчерашние "мирные труженики" на хищников - пока не грянул печально известный 1917-й. При создании "должных" условий и эшерихия способна на "бесчинства": наиболее "отмороженные" ее штаммы могут вызывать заболевания, схожие по клинической картине не только с дизентерией или сальмонеллезом, но и с холерой. А некоторые осложнения (гемолитико-уремический синдром, например) могут запросто привести к самому неприятному финалу. И к сожалению, кишечная палочка не относится к редким возбудителям кишечных инфекций - только в США ежегодно регистрируется не менее 50 000 серьезных случаев коли- инфекции.


Хорошо знаком эшерихиоз и российским инфекционистам.


Именно поэтому неожиданную поддержку, предоставленную, в общем-то широко распространенной специей, трудно переоценить. Уже сейчас производители продукции, "чреватой" присутствием кишечной палочки обдумывают перспективы применения открытия канзасских ученых. К тому же, некоторые исследователи полагают, что циннамон обладает схожим эффектом и в отношении других возбудителей кишечных инфекций - кампилобактера, например. И даже - сальмонелл. Так что если вдруг на пикнике или в других "походных условиях" Вам предстоит угоститься не совсем прожаренным стейком или "не очень сегодняшней" колбасой, отведать "самодельного" прохладительного напитка из фруктов - смело сдобрите все это приличной щепотью корицы. Не беда, если через часок придется срочно придумывать имя для торнадо, пробудившегося в кишечнике - здоровье того стоит.


Между прочим, можно добавить немного корицы в пиво - не исключено, что получится весьма интересная модификация этого продукта. Как-то мне доводилось пробовать пиво имбирное, перечное и гвоздичное - почему бы не попробовать и коричное? Тем паче, что это небесполезно для здоровья кишечника. За сим и оставляю читателей. Берегите себя, как любят говорить наши заокеанские собратья по кишечным инфекциям, поскольку береженого┘


Сергей Гончар