Консультации
врачей онлайн
Задать вопрос врачу

Спасение от атипичной пневмонии идет из России


Чувство страха и беспомощности, порожденное вспышками тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС), не проходит. Другое распространенное название этой смертельной болезни - атипичная пневмония, или SARS - до сих пор не сходит со страниц западных газет.


Но медики, не теряя надежды, ищут средства для борьбы с коронавирусом, вызывающим это заболевание. И одно такое лекарство найдено в России, в Вирусологическом центре НИИ микробиологии под Сергиевым Посадом. В последние годы это научно-медицинское подразделение Министерства обороны стало знаменитым из-за угрозы биотерроризма. Сенсационным лекарством против ТОРС стал знакомый многим препарат арбидол.


Чтобы понять, как это стало возможным, нужно совершить небольшой экскурс в историю борьбы с этой молодой и опасной инфекцией.


Как ищут лекарства


Первая вспышка атипичной пневмонии началась в ноябре 2002 года в Южном Китае. Но вскоре больные были выявлены еще во Вьетнаме, Сингапуре, Таиланде, Китае (Гонконге), Канаде, Тайване и США. Один случай "атипичной пневмонии" был зарегистрирован и в России, в Амурской области. Отсутствие массовых случаев ТОРС в нашей стране никого не должно успокаивать: ведь торговые и экономические связи России с Юго-Восточной Азией весьма активны, и угроза заноса к нам возбудителя атипичной пневмонии очень высока. Тем более что коронавирус достаточно устойчив в окружающей среде, и легко передается от человека к человеку. Уже сейчас известны два механизма передачи вируса: аэрогенный - по воздуху, и фекально-оральный - так передаются многие инфекции пищеварительного тракта.


Столкнувшись с первыми больными атипичной пневмонией, медики ступили на неизведанную почву. Специфических методов предупреждения и лечения этой инфекции у них, естественно, не было. И первые жертвы болезни получали лечение антибиотиками - как и при обычной пневмонии. Потом, когда уточнили вирусную природу болезни, жертвам коронавируса стали давать противовирусные препараты. Их давали "в слепую", без предварительных испытаний их эффективности. Это был шаг отчаяния: ведь провести серьезные испытания уже не было времени.


Первые предварительные данные о препаратах, обладающих активностью против коронавируса, вызывающего ТОРС, появились за рубежом в декабре 2003 года - год спустя после начала вспышки. Испытания в этих случаях проводились in vitro: на зараженных вирусом клетках, выращиваемых в искусственных лабораторных условиях.


Были испробованы практически все известные на Западе противовирусные средства, но круг избранных оказался очень узким. Рост коронавирусов в культуре клеток угнетали некоторые интерфероны и рибавирин. Этот препарат хорошо известен специалистам. Но риск его возможных осложнений при атипичной пневмонии еще выше, чем при обычном применении. А возбудитель SARS чувствителен только к очень высоким дозам рибавирина. Они в сотни раз превышают те дозировки, которые использовали ранее. Интерфероны тоже трудно назвать безопасными лекарствами. Да и к тому же они стоят они фантастически дорого.


Одним словом, поиск лекарств против вируса ТОРС остается крайне актуальным и по сей день. Но, к сожалению, изучение таких препаратов на больных ТОРС практически невозможно. Жертвы болезни разбросаны по всему миру, а число их не столь велико (обычно для клинического испытания лекарств исследования проводят на очень большом количестве пациентов). Да и состояние больных часто столь критично, что исследования провести практически невозможно.


Исследования in vitro в таких случаях являются первым этапом испытаний. Потом обязательно проводят изучение in vivo - на живых организмах. Поскольку, как сказано выше, на людях это проверять проблематично, медики стали использовать так называемые модели - животных, у которых болезнь протекает примерно как у человека.


Поиск модели - очень сложная проблема. Дело в том, что белые мыши и крысы, морские свинки, кролики, куры, и даже наиболее близкие к нам свиньи и обезьяны либо вообще не боятся вируса ТОРС, либо переносят болезнь сравнительно легко.


Самым близким родственником человека по этому недугу оказались сирийские хомячки. Правда, в отличие от "гомо сапиенс", они не погибают от коронавируса, но вот само течение болезни с поражением легких у них весьма похоже на человеческое. Поскольку хомячки более живучи, оценку лечения у них определяют не по такому критерию, как "выжил или нет", а по снижению количества вирусов ТОРС в легких. Конечно, ученые определяли и другие показатели, свидетельствующие о тяжести болезни, но этот был главным.


Почему арбидол?


Препарат арбидол оказался наиболее успешным лекарством. In vitro арбидол, как и рибавирин, подавлял размножение вируса ТОРС в культуре клеток. Точно так же он работал и у сирийских хомячков, зараженных возбудителем атипичной пневмонии. Арбидол существенно сокращал количество вирусов в легких. Слово "существенно" здесь очень важно: он угнетал воспроизводство вирусов на 93,8%. Все это приводило к тому, что у хомячков значительно ослаблялось поражение легких. Одновременно у них нормализовались биохимические показатели, улучшалась картина крови и облегчалось течение болезни. Если экстраполировать эти данные на человека, можно сказать, что и у него болезнь будет протекать легче и, скорее всего, она не окажется фатальной.


Вместе с арбидолом ученые провели изучение и мезилата арбидола. Это новая видоизмененная формула арбидола, которая разработана специально для того, чтобы сделать препарат еще более активным. К тому же мезилат арбидола можно будет производить не только в таблетках, но и в виде раствора для инъекций. Лечебная активность мезилата арбидола действительно оказалась выше, чем у обычного арбидола. Но препарат в инъекциях еще не зарегистрирован, и его появления можно ждать в ближайшие годы.


Наверняка многих интересует вопрос, почему выбор медиков пал на арбидол - препарат хорошо известный, и используемый для лечения и профилактики гриппа и ОРВИ? Это легко объяснимо, и "метод тыка" здесь ни при чем. Во-первых, арбидол стимулирует в организме выработку нашего естественного интерферона. А как вы помните, препараты интерферона активны против возбудителя ТОРС.


Во-вторых, арбидол обладает прямой противовирусной активностью. Этот эффект лекарства не вызывает никакого сомнения в отношении вируса гриппа. Недавно это было подтверждено серьезнейшими исследованиями во Всемирном центре ВОЗ по гриппу. Это самая известная и авторитетная в мире лаборатория, возглавляемая знаменитым Аланом Хеем. А если препарат эффективен против возбудителя гриппа, не исключено, что таким же действием он обладает и против других вирусов.


Арбидол очень выгодно смотрится на фоне других препаратов против ТОРС. Ведь он относится к числу самых безопасных лекарств. За все время его использования не было зарегистрировано ни одного серьезного побочного эффекта. Таким образом, он может использоваться не только для лечения атипичной пневмонии, но и широко применяться для ее профилактики. Примерно так же его уже используют сейчас при лечении и предупреждении гриппа и острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ). Не последнюю роль играет и цена арбидола - он стоит несравнимо ниже интерферонов и рибавирина.


Свой отчет об испытаниях арбидола специалисты Вирусологического центра НИИ микробиологии заканчивают "Рекомендациями по применению арбидола, мезилата арбидола и рибавирина для профилактики и лечения ТОРС". А это значит, что со временем эти препараты могут быть утверждены Минздравом РФ как официально признанные лекарства против ТОРС. Как долго ждать этого решения? Сказать однозначно сложно. Но хотелось бы, чтобы это произошло раньше, чем "гром грянет" - то есть пока не разразилась новая вспышка атипичной пневмонии.


Подробнее о препарате арбидол можно узнать на сайте